Рекомендую посмотреть фильм про отшельников из цикла "пока ещё не поздно". Тема отшельничества очень тесно связана с жизнью в деревне.

В программе "Пока еще не поздно" героями чаще всего бывают люди, отбывающие наказание за разные преступления. Это люди, поставившие себя вне закона. Но в этом выпуске герои особые - они не вне закона, они вне общества, вне социума, и это их собственный выбор. Современные отшельники. Почему они так живут?

Заимку отшельника Анатолия Хапаева без провожатых не найти. Местный житель Виктор Алексеевич согласился показать дорогу. Он здешние места отлично знает и отшельника Анатолия знает не понаслышке. От села Тарасиха Нижегородской области до хижины отшельника напрямую через лес четыре километра. Виктор Алексеевич идет не с пустыми руками, гостинец несет – домашние пирожки. А вот и хозяин лесной заимки – Анатолий Викторович Хапаев, 56 лет. Из них 16 живет на опушке леса, в полном одиночестве.

Переживает за Анатолия Виктор Алексеевич, но помочь Хапаеву с жильем он не может – нет такой возможности. За долгие годы Анатолий от людей отвык, а уж камер вообще боится. Долго он отказывался показывать свои владения, потом все-таки согласился. Начал с домашних питомцев, без них он бы не прожил здесь — собака, кошки, кролики...

Нехитрое жилище, сарайчик и баньку отшельник Хапаев строил своими руками по собственному проекту. И затянулась стройка на три с лишним года. Сегодня зато у него есть крыша над головой. В первые месяцы, когда Анатолий только перебрался в Семеновский лес, ему пришлось жить в землянке. Рыл ее тоже сам. Но все это в прошлом.

Радиоприемник на батарейках – единственное, что связывает отшельника с внешним миром. Причем только в хорошую погоду, когда приличный прием. Газ, вода и электричество отсутствуют. Но Анатолий приспособился. У него даже библиотека своя имеется. Огорчает только одно – темнеет в лесу рано, вечерами читать невозможно.

Недавно Хапаев решил так: есть дом, значит должен быть адрес. И сам его присвоил. Теперь у его улицы в один дом есть название – Партизанская, 1, где проживают Хапаев и его семья – собака, три кошки, кролики. Крохотный самодельный домик, сарайчик и самодельная же банька, еще радиоприемник, несколько книжек – все имущество Анатолия Хапаева. Вроде бы достаточно для счастья, но не оставляет вопрос: почему 40-летний здоровый мужик уходит от людей навсегда в лес? Что это такое? Романтика или попытка разобраться в самом себе? Или ощущение, что все в жизни пропало? Или наказание, которое сам на себя накладываешь за какие-то прежние грехи? Не знаем. Знаем только, что Хапаев в наш век небоскребов не один такой отшельник.

Другой герой программы живет в Башкордостане. Речка Уфа в этом году разлилась как никогда. Жилище нашего второго героя просто оказалось на острове, куда попасть можно только по воде, да и то с трудом. Валерий Самусев, 73 года, в шалаше на берегу речки Уфа живет в полном одиночестве уже 14 лет. И река его исправно кормит и поит.

Удивительно, но бытовые проблемы, похоже, Самусева совершенно не волнуют. Со всем справляется отлично сам. В 73 года полон сил, бегает, как подросток, рассказывает байки из своей жизни и еще творчеством увлекается – стихи пишет. Рукописи свои он хранит в пакетиках, потому что так они наверняка хорошо сохранятся для будущих поколений.

Первый раз он ушел из дома, когда ему было всего восемь лет. Говорит: природа позвала. Неделю жил в лесу, пока родители не нашли. С тех пор его всегда тянуло на природу, подальше от людей. При этом Валерий когда-то был женат, и у него есть дети. Правда, они не общаются...

И снова Нижегородская область, Семеновский лес. Отшельник Анатолий Хапаев. Что с ним произошло, почему он поселился в лесу, пока непонятно. После долгих наших уговоров, наконец, отшельник делает признание — в свое время все же побывал в тюрьме.

Две судимости по молодости. Как он говорит, не от большого ума. За поросенка соседского и за кражу в сельском магазине в общей сложности отсидел шесть с половиной лет. Квартира, пока он отбывал срок, досталась его жене и дочери. Вышло так, что в тюрьме крыша над головой была, а как вышел – стал бомжом.

Выходит, что Хапаев - отшельник поневоле. С воровством вроде завязал, с пьянкой завязал, свое отсидел, а начать новую жизнь не сумел. Паспорт потерял, работы нет, крыши над головой нет, друзья бросили, родственники забыли. А ведь когда-то у него было аж две жены, и две дочери есть. Но что этот человек делает здесь, посреди леса в Нижегородской области? Как его, жителя Смоленска, занесло в эти места?

Хапаев говорит, что, очутившись в лесу 15 лет назад, первое, что подумал: "Обратно в Смоленск не вернусь, потому что стыдно". Сначала прикидывал, где бы что украсть, чтобы до зимних холодов снова попасть в тюрьму, где тепло, чтобы не остаться под открытым небом. А потом все же решил: "Красть не буду. Обоснуюсь в лесу".

Валерий Самусев выглядит, как, наверное, когда-то, в древности, выглядели монахи, старцы, отшельники. Он дружелюбен, от него исходит ровное человеческое тепло, немножко похож на блаженного. Но каково было наше потрясение, когда мы узнали, что этот человек отсидел 11 лет за убийство. Он убил своего друга, отрубил голову, сжег дом. Потом пытался скрыться, был пойман, арестован. Отмотал срок от звонка до звонка – 11 лет. И, выйдя на свободу, решил уйти в леса, чувствуя, что среди людей жизни ему не будет.

Это поразительно. Неужели человек, который зарубил друга топором зверски, может быть таким трогательным, заботливым и гостеприимным? Он специально переправляется на другой берег, чтобы нарвать листьев молодой смородины для чая со съемочной группой. О своей личной жизни, а у Трофимыча было три неофициальные жены, он рассказывает весело, как будто травит охотничьи байки.

Свою трехкомнатную квартиру в Уфе он оставил первой жене и ушел жить в лес. Потом построил дом, который оставил второй жене, и снова вернулся в лес на несколько лет. А вот после последнего тюремного срока – уже навсегда, к людям он не возвращался. Сам приговорил себя к пожизненному одиночеству: совесть замучила, осудил себя за убийство друга, не простил.

Но действительно ли Валерий отрекся от цивилизации? Или он говорит про это ради красного словца? Ведь с людьми-то он общается с удовольствием. Ближайшая деревня Укман почти в десяти километрах от заимки Валерия, не так уж и далеко. До чего же все-таки у нас народ добрый! В деревне Укман все знают 73-летнего отшельника Самусева. Все знают его биографию, все знают, что он сидел, и главное – за что сидел. Тем не менее, за все время пребывания телевизионщиков в деревне никто не услышал про него ни одного худого слова. Одни люди говорят: "Ну, что делать? Было дело, отсидел, получил свое". Другие, может, и побаиваются – все-таки убийство у человека за плечами, но виду не подают. И все без исключения помогают, чем могут. Правда, много лет назад, когда сельчане узнали про то, что Самусев совершил, дело чуть не дошло до самосуда.

По мнению следствия, Валерий прекрасно осознавал, что делал, когда зарубил друга топором во время пьяной ссоры. По версии Валерия, был не в себе. Голову другу не отрубал, тот сам напоролся на топор, и дом загорелся тоже сам, от короткого замыкания. Валерий живет на свободе уже пятнадцатый год. Но от угрызений совести-то не освободишься, они не покидают, не дают спокойно жить.

И снова Семеновский лес, Нижегородская область. Анатолий Хапаев идет за грибами, на похлебку. Анатолий тут - как егерь, на добровольных началах: чуть что, и сельчане, и туристы идут к нему за помощью. Бывает, в сезон приторговывает собранными грибами, иногда ходит в соседнюю деревню на заработки. Но сколько бы он ни зарабатывал, деньги беречь не умеет. Как только они появляются у него в кармане, тут же появляется и повод их потратить — выпить, закурить, поухаживать за симпатичной женщиной.

Каждый раз, когда он проходит мимо чужих домов, Анатолий мрачнеет – ему нет места среди сельчан. Зашел к Петровне, про работу спрашивает. Та приглашает в дом, кормит. Это, говорит, человек хороший, надежный. Сразу видно, настроение у сурового отшельника меняется на глазах. Как ребенок, радуется домашней еде, от телевизора глаз не оторвать. Несколько месяцев он телек не смотрел.

В доме у Галины Ивановны Базиловской Анатолий - постоянный помощник. Платить отшельнику со своей крошечной пенсии Галина Ивановна не может, но помогает продуктами, а главное – лечит, потому что она врач.

Неравнодушные люди выхлопотали Анатолию новый паспорт, так что теперь он – гражданин. Местная газета написала про него статью, подключили администрацию. В общем, ехать на родину за справками Хапаеву не пришлось. Сейчас с паспортом он может и в больницу пойти, и даже на работу устроиться. Галина Ивановна его даже прописала у себя в доме, но документы на руки не отдает – боится, что потеряет опять по пьяной лавочке.

Паспорту отшельник очень рад, хотя в лесу тот вряд ли пригодится. А вот возвращаться в люди и работать, как все, Анатолий не собирается. У него за 15 лет лесной жизни выработалась своя философия: свобода для мужика – высшая ценность. Правда, у этой свободы есть обратная сторона: даже самому свободному мужику без бабы нелегко.

Была у него попытка создать семью. Рассказывать про это, правда, не любит. После того, как Анатолия прославила местная газета, нашлась невеста в ближайшей деревне Тарасиха. И он даже рискнул к ней переехать. Семейное счастье получилось долгим – семь дней. Дальше Анатолий не смог принимать женскую диктатуру.

Невесту Анатолия Викторовича, на которую он до сих пор в большой обиде, журналисты нашли. Не сразу Нина Афанасьева согласилась рассказать о женихе-отшельнике. Шумиха вокруг этой истории еще не утихла. Мужчина в доме Нине Афанасьевне был нужен только для помощи по хозяйству - огород большой, дом разваливается. О супружеском долге она не думала. Но от ворот поворот Анатолию невеста дала не за излишнюю любвеобильность, а за темную биографию.

Места, где теперь живет, Валерий Трофимович Самусев знает, как свои пять пальцев. Почти полвека своей жизни он провел на берегу реки. Ни семьи, ни женской заботы, ни комфорта – ничего не надо Трофимычу. Все Самусев сделал, чтобы отгородиться от внешнего мира. Но редкие гости все-таки иногда приходят на его заимку.

Выживать в суровых лесных условиях отшельнику Самусеву помогают добрые сельчане, крошечная пенсия и большой оптимизм. Все у него сделано своими руками – ловко, как у Робинзона Крузо. Четыре бревна, накрытых полиэтиленом, несколько тетрадок со стихами и рассказами, лежанка, небольшой столик – вот весь интерьер. Все, что нужно пенсионеру для счастья.

В конце нашего знакомства Анатолий Хапаев признался: никакой он не отшельник. Лес любит, но домом лес так ему и не стал. А людей сторонится не из-за убеждений, а из-за страха: боится, что отнимут последнее. Все его имущество, нажитое за 15 лет – кролики, книги, собранные на помойках, и сломанный велосипед. Мечта построить настоящий дом остается мечтой. И, похоже, останется – годы идут… Лес обеспечивает родниковой водой, спасает от голода, но не от одиночества. За 15 лет жизни в лесу Анатолий понял: в этой жизни каждый сам за себя, и каждый выживает, как может.

Сегодняшние герои-отшельники Анатолий и Валерий – это тоже XXI век. Люди, которые все потеряли – родных, друзей, близких, работу. У них ничего нет, даже самых привычных нам радостей – телевизор посмотреть они не могут, в интернет зайти не могут. Им и терять-то уже нечего. И все-таки, может быть, лучше жить, как они – хозяином самому себе, пускай хотя бы и в лесу, нежели изгоем среди людей?