Я хочу начать повествование о деревенской жизни с того, что лежит в её основе. С тех желаний и рассуждений, которые побуждают человека уехать в деревню навсегда.

Вообще, переезд из города в менее развитый населённый пункт в обыденном смысле принято называть дауншифтингом. Но дауншифтинг подразумевает не столько смену места жительства, сколько добровольный отказ от благ цивилизации и карьерного роста. Не обязательно переезжать в деревню, чтобы быть дауншифтером. Более того, многие из дауншифтеров не хотят жить в русской деревне.

Я же являюсь патриотом нашей природы и национального быта. Для меня чужда земля какой-нибудь Индии или Таиланда. Кроме того, надвигающийся БП (большой пи..ец) может вскоре изменить Мир до неузнаваемости, лишив возможности зарабатывать деньги фрилансом и сдачей недвижимости в аренду.

Итак, что же толкает людей на добровольный уход в деревню?

 

1. Моральное напряжение.

Без сомнения, каждый городской житель его испытывает. В большинстве случаев это связано с работой и начальством. Но даже если человек не работает, он всё равно получает давление от огромного количества населения, автомобилей и рекламы... Ведь город это НЕестественная среда обитания человека - отсюда все проблемы.

В деревне же, при должной постановке быта, большинство людей ощущает себя в этом плане легче. Тут нет суеты, и включается что-то вроде инстинкта хозяина на земле - ты начинаешь чувствовать ответственность и едва уловимую гордость. Общение между односельчанами очень неформальное, а отношение к жизни в целом пофигистичное. В этом есть свой шарм, что-то средневековое и романтичное...

Если Вы скажете, что отлично чувствуете себя среди суеты мегаполиса, то поздравляю - город действительно Ваша стихия, и переезжать Вам не нужно. Хотя радоваться, по большому счету, нечему.

 

2. Питание.

Сельское питание полезнее городского. Это связано с тем, что овощи, выращенные в частном хозяйстве (а тем более для себя) почти не подвергаются химической обработке. Эти же самые продукты идут на корм скотине, а значит мясо в деревне тоже лучше. Кроме того, скотина в сёлах живёт гораздо более естественно, чем на современных фермах: она бегает, ест разнообразную пищу, попадает под дождь, снег, мороз и жару. Всё это не может не влиять на остальные продукты от животноводства - молоко и яйца.

А вкуснее ли пища, приготовленная в деревне? Учитывая вышесказанное, конечно вкуснее! Естественно, в основном всё зависит от повара. Ведь даже самые хорошие продукты можно испортить... Хотя есть один нюанс: как правило, пищу в деревне готовят на огне, либо на печке, зачастую с использованием старой чугунной посуды, и это положительно влияет на вкус блюда. Почему именно - разговор отдельный. Если у Вас есть мнение на этот счет, то выскажитесь комментариях.

 

3. Природа.

Тут всё понятно без объяснений. Даже на даче мы чувствуем связь с природой, а если сравнивать с деревенской глубинкой, то разница просто колоссальна. Один воздух чего стоит! Он будто скользит в лёгкие сам собой...

И если уж Вы решились уехать, то чтобы точно не попасть впросак, хорошенько изучите будущее место жительства на наличие вредных производств поблизости.

 

4. Безотходность.

Для меня этот пункт стоит чуть ли не на первом месте. Я человек экономный и экологичный, и своих походах по Алтаю всегда убирал валяющийся мусор, обжигал, расплющивал и закапывал консервные банки. Да и вообще, в любом месте порицаю людей, которые мусорят.

Деревня в этом плане является очень положительной средой. Здесь практически всё пускается в дело: недоеденная пища скармливается скоту, скотское говно удобряет землю, мусор сжигается для получения тепла, несгораемые бутылки и банки используются в хозяйстве, и так далее... Лично мне такое существование греет душу. Я ощущаю себя созидателем, а не паразитом, ощущаю свою целостность с Миром, обладая возможностью использовать во благо любую его часть.

 

 

 

5. Подстраховка на случай глобального ЧП.

Обстановка в нашей стране и целом мире весьма напряжена. В связи с последними событиями на Украине очень многие стали задумываться о надвигающейся войне. Не обязательно, что это будет война автоматами и ракетами, но ощущение её неизбежности сильно тревожит. И уж точно любая война отразится на наших кошельках, а значит, и на всём остальном.

Как же устранить такой дискомфорт? Лучший способ застраховать себя и свою семью - это перейти на максимальное самообеспечение всеми необходимыми для выживания ресурсами. Только так можно жить с твёрдой уверенностью в завтрашнем дне.

Город в данном случае является абсолютно бессмысленной формой существования людей - здесь просто невозможно выжить без электричества, отопления и водопровода, которые исчезнут или подорожают до космических цен в случае серьёзных неприятностей. В деревне же при наличии определённых навыков можно жить полностью автономно.

Конечно, гарантию безопасности дать невозможно, т.к. никто не знает, как обернётся предстоящий кризис. Но имея "план Б", жить вам будет однозначно легче.




Рекомендую посмотреть фильм про отшельников из цикла "пока ещё не поздно". Тема отшельничества очень тесно связана с жизнью в деревне.

В программе "Пока еще не поздно" героями чаще всего бывают люди, отбывающие наказание за разные преступления. Это люди, поставившие себя вне закона. Но в этом выпуске герои особые - они не вне закона, они вне общества, вне социума, и это их собственный выбор. Современные отшельники. Почему они так живут?

Заимку отшельника Анатолия Хапаева без провожатых не найти. Местный житель Виктор Алексеевич согласился показать дорогу. Он здешние места отлично знает и отшельника Анатолия знает не понаслышке. От села Тарасиха Нижегородской области до хижины отшельника напрямую через лес четыре километра. Виктор Алексеевич идет не с пустыми руками, гостинец несет – домашние пирожки. А вот и хозяин лесной заимки – Анатолий Викторович Хапаев, 56 лет. Из них 16 живет на опушке леса, в полном одиночестве.

Переживает за Анатолия Виктор Алексеевич, но помочь Хапаеву с жильем он не может – нет такой возможности. За долгие годы Анатолий от людей отвык, а уж камер вообще боится. Долго он отказывался показывать свои владения, потом все-таки согласился. Начал с домашних питомцев, без них он бы не прожил здесь — собака, кошки, кролики...

Нехитрое жилище, сарайчик и баньку отшельник Хапаев строил своими руками по собственному проекту. И затянулась стройка на три с лишним года. Сегодня зато у него есть крыша над головой. В первые месяцы, когда Анатолий только перебрался в Семеновский лес, ему пришлось жить в землянке. Рыл ее тоже сам. Но все это в прошлом.

Радиоприемник на батарейках – единственное, что связывает отшельника с внешним миром. Причем только в хорошую погоду, когда приличный прием. Газ, вода и электричество отсутствуют. Но Анатолий приспособился. У него даже библиотека своя имеется. Огорчает только одно – темнеет в лесу рано, вечерами читать невозможно.

Недавно Хапаев решил так: есть дом, значит должен быть адрес. И сам его присвоил. Теперь у его улицы в один дом есть название – Партизанская, 1, где проживают Хапаев и его семья – собака, три кошки, кролики. Крохотный самодельный домик, сарайчик и самодельная же банька, еще радиоприемник, несколько книжек – все имущество Анатолия Хапаева. Вроде бы достаточно для счастья, но не оставляет вопрос: почему 40-летний здоровый мужик уходит от людей навсегда в лес? Что это такое? Романтика или попытка разобраться в самом себе? Или ощущение, что все в жизни пропало? Или наказание, которое сам на себя накладываешь за какие-то прежние грехи? Не знаем. Знаем только, что Хапаев в наш век небоскребов не один такой отшельник.

Другой герой программы живет в Башкордостане. Речка Уфа в этом году разлилась как никогда. Жилище нашего второго героя просто оказалось на острове, куда попасть можно только по воде, да и то с трудом. Валерий Самусев, 73 года, в шалаше на берегу речки Уфа живет в полном одиночестве уже 14 лет. И река его исправно кормит и поит.

Удивительно, но бытовые проблемы, похоже, Самусева совершенно не волнуют. Со всем справляется отлично сам. В 73 года полон сил, бегает, как подросток, рассказывает байки из своей жизни и еще творчеством увлекается – стихи пишет. Рукописи свои он хранит в пакетиках, потому что так они наверняка хорошо сохранятся для будущих поколений.

Первый раз он ушел из дома, когда ему было всего восемь лет. Говорит: природа позвала. Неделю жил в лесу, пока родители не нашли. С тех пор его всегда тянуло на природу, подальше от людей. При этом Валерий когда-то был женат, и у него есть дети. Правда, они не общаются...

И снова Нижегородская область, Семеновский лес. Отшельник Анатолий Хапаев. Что с ним произошло, почему он поселился в лесу, пока непонятно. После долгих наших уговоров, наконец, отшельник делает признание — в свое время все же побывал в тюрьме.

Две судимости по молодости. Как он говорит, не от большого ума. За поросенка соседского и за кражу в сельском магазине в общей сложности отсидел шесть с половиной лет. Квартира, пока он отбывал срок, досталась его жене и дочери. Вышло так, что в тюрьме крыша над головой была, а как вышел – стал бомжом.

Выходит, что Хапаев - отшельник поневоле. С воровством вроде завязал, с пьянкой завязал, свое отсидел, а начать новую жизнь не сумел. Паспорт потерял, работы нет, крыши над головой нет, друзья бросили, родственники забыли. А ведь когда-то у него было аж две жены, и две дочери есть. Но что этот человек делает здесь, посреди леса в Нижегородской области? Как его, жителя Смоленска, занесло в эти места?

Хапаев говорит, что, очутившись в лесу 15 лет назад, первое, что подумал: "Обратно в Смоленск не вернусь, потому что стыдно". Сначала прикидывал, где бы что украсть, чтобы до зимних холодов снова попасть в тюрьму, где тепло, чтобы не остаться под открытым небом. А потом все же решил: "Красть не буду. Обоснуюсь в лесу".

Валерий Самусев выглядит, как, наверное, когда-то, в древности, выглядели монахи, старцы, отшельники. Он дружелюбен, от него исходит ровное человеческое тепло, немножко похож на блаженного. Но каково было наше потрясение, когда мы узнали, что этот человек отсидел 11 лет за убийство. Он убил своего друга, отрубил голову, сжег дом. Потом пытался скрыться, был пойман, арестован. Отмотал срок от звонка до звонка – 11 лет. И, выйдя на свободу, решил уйти в леса, чувствуя, что среди людей жизни ему не будет.

Это поразительно. Неужели человек, который зарубил друга топором зверски, может быть таким трогательным, заботливым и гостеприимным? Он специально переправляется на другой берег, чтобы нарвать листьев молодой смородины для чая со съемочной группой. О своей личной жизни, а у Трофимыча было три неофициальные жены, он рассказывает весело, как будто травит охотничьи байки.

Свою трехкомнатную квартиру в Уфе он оставил первой жене и ушел жить в лес. Потом построил дом, который оставил второй жене, и снова вернулся в лес на несколько лет. А вот после последнего тюремного срока – уже навсегда, к людям он не возвращался. Сам приговорил себя к пожизненному одиночеству: совесть замучила, осудил себя за убийство друга, не простил.

Но действительно ли Валерий отрекся от цивилизации? Или он говорит про это ради красного словца? Ведь с людьми-то он общается с удовольствием. Ближайшая деревня Укман почти в десяти километрах от заимки Валерия, не так уж и далеко. До чего же все-таки у нас народ добрый! В деревне Укман все знают 73-летнего отшельника Самусева. Все знают его биографию, все знают, что он сидел, и главное – за что сидел. Тем не менее, за все время пребывания телевизионщиков в деревне никто не услышал про него ни одного худого слова. Одни люди говорят: "Ну, что делать? Было дело, отсидел, получил свое". Другие, может, и побаиваются – все-таки убийство у человека за плечами, но виду не подают. И все без исключения помогают, чем могут. Правда, много лет назад, когда сельчане узнали про то, что Самусев совершил, дело чуть не дошло до самосуда.

По мнению следствия, Валерий прекрасно осознавал, что делал, когда зарубил друга топором во время пьяной ссоры. По версии Валерия, был не в себе. Голову другу не отрубал, тот сам напоролся на топор, и дом загорелся тоже сам, от короткого замыкания. Валерий живет на свободе уже пятнадцатый год. Но от угрызений совести-то не освободишься, они не покидают, не дают спокойно жить.

И снова Семеновский лес, Нижегородская область. Анатолий Хапаев идет за грибами, на похлебку. Анатолий тут - как егерь, на добровольных началах: чуть что, и сельчане, и туристы идут к нему за помощью. Бывает, в сезон приторговывает собранными грибами, иногда ходит в соседнюю деревню на заработки. Но сколько бы он ни зарабатывал, деньги беречь не умеет. Как только они появляются у него в кармане, тут же появляется и повод их потратить — выпить, закурить, поухаживать за симпатичной женщиной.

Каждый раз, когда он проходит мимо чужих домов, Анатолий мрачнеет – ему нет места среди сельчан. Зашел к Петровне, про работу спрашивает. Та приглашает в дом, кормит. Это, говорит, человек хороший, надежный. Сразу видно, настроение у сурового отшельника меняется на глазах. Как ребенок, радуется домашней еде, от телевизора глаз не оторвать. Несколько месяцев он телек не смотрел.

В доме у Галины Ивановны Базиловской Анатолий - постоянный помощник. Платить отшельнику со своей крошечной пенсии Галина Ивановна не может, но помогает продуктами, а главное – лечит, потому что она врач.

Неравнодушные люди выхлопотали Анатолию новый паспорт, так что теперь он – гражданин. Местная газета написала про него статью, подключили администрацию. В общем, ехать на родину за справками Хапаеву не пришлось. Сейчас с паспортом он может и в больницу пойти, и даже на работу устроиться. Галина Ивановна его даже прописала у себя в доме, но документы на руки не отдает – боится, что потеряет опять по пьяной лавочке.

Паспорту отшельник очень рад, хотя в лесу тот вряд ли пригодится. А вот возвращаться в люди и работать, как все, Анатолий не собирается. У него за 15 лет лесной жизни выработалась своя философия: свобода для мужика – высшая ценность. Правда, у этой свободы есть обратная сторона: даже самому свободному мужику без бабы нелегко.

Была у него попытка создать семью. Рассказывать про это, правда, не любит. После того, как Анатолия прославила местная газета, нашлась невеста в ближайшей деревне Тарасиха. И он даже рискнул к ней переехать. Семейное счастье получилось долгим – семь дней. Дальше Анатолий не смог принимать женскую диктатуру.

Невесту Анатолия Викторовича, на которую он до сих пор в большой обиде, журналисты нашли. Не сразу Нина Афанасьева согласилась рассказать о женихе-отшельнике. Шумиха вокруг этой истории еще не утихла. Мужчина в доме Нине Афанасьевне был нужен только для помощи по хозяйству - огород большой, дом разваливается. О супружеском долге она не думала. Но от ворот поворот Анатолию невеста дала не за излишнюю любвеобильность, а за темную биографию.

Места, где теперь живет, Валерий Трофимович Самусев знает, как свои пять пальцев. Почти полвека своей жизни он провел на берегу реки. Ни семьи, ни женской заботы, ни комфорта – ничего не надо Трофимычу. Все Самусев сделал, чтобы отгородиться от внешнего мира. Но редкие гости все-таки иногда приходят на его заимку.

Выживать в суровых лесных условиях отшельнику Самусеву помогают добрые сельчане, крошечная пенсия и большой оптимизм. Все у него сделано своими руками – ловко, как у Робинзона Крузо. Четыре бревна, накрытых полиэтиленом, несколько тетрадок со стихами и рассказами, лежанка, небольшой столик – вот весь интерьер. Все, что нужно пенсионеру для счастья.

В конце нашего знакомства Анатолий Хапаев признался: никакой он не отшельник. Лес любит, но домом лес так ему и не стал. А людей сторонится не из-за убеждений, а из-за страха: боится, что отнимут последнее. Все его имущество, нажитое за 15 лет – кролики, книги, собранные на помойках, и сломанный велосипед. Мечта построить настоящий дом остается мечтой. И, похоже, останется – годы идут… Лес обеспечивает родниковой водой, спасает от голода, но не от одиночества. За 15 лет жизни в лесу Анатолий понял: в этой жизни каждый сам за себя, и каждый выживает, как может.

Сегодняшние герои-отшельники Анатолий и Валерий – это тоже XXI век. Люди, которые все потеряли – родных, друзей, близких, работу. У них ничего нет, даже самых привычных нам радостей – телевизор посмотреть они не могут, в интернет зайти не могут. Им и терять-то уже нечего. И все-таки, может быть, лучше жить, как они – хозяином самому себе, пускай хотя бы и в лесу, нежели изгоем среди людей?




По зомбоящику часто говорят, мол "санкции против России позволят развиться отечественным производителям". Причем говорится об этом полностью серьезно, чуть ли не с диким восторгом. Создается впечатление, что ситуация пошла лишь на пользу России.

Всё это конечно хорошо, но вопрос в другом: какого члена отечественного производителя не поддержали раньше? В чём была проблема издать соответствующие указы, направленные на снижение налогов (или хотя бы их неповышение), на упрощение различных бюрократических процедур малого и среднего бизнеса? В конце концов, если уж санкции так полезны, то почему нельзя было вручную ввести все те запреты, которые они осуществляют?

Я вижу, что дико выросли цены вообще на всё, и что подавляющему большинству людей пользы от произошедших событий получить невозможно. А те бизнесмены, которые якобы станут больше продавать своей продукции в связи с санкциями, на остальные товары, необходимые для существования собственной фирмы, неизбежно будут тратиться тоже больше. В конечном итоге всё ляжет на народные плечи.




Два дня история про алтайских отшельников и их сына будоражила сообщество. Шутка ли: в глуши селянка случайно обнаружила землянку, а в ней подросток какой-то живет. Вмешалась прокуратура и закрутилось!

Сначала парня окрестили «алтайским маугли». И в самом деле: молодой парень живет один в лесу, мало того, по его словам, он и родился-то в землянке! Где родители? Были, да недавно ушли куда-то: видели их то ли на Сахалине, то ли в Приморском крае. Как же так? Неужели новые Лыковы? Или как те вьетнамцы отец с сыном, которых не так давно обнаружили в джунглях? А может быть эта история похожа на историю олигарха Стерлигова? Куда власти-то смотрели? В конце концов, как ребенок рос и развивался среди елок да березок, по большей части в подземелье, при свете лучины? А если представить лютые сибирские морозы, то и вовсе жутко становится.

В общем, мы решили получить ответы на все эти вопросы и отправились за сотни километров в далекую Ульяновку Алтайского края, где и жил вдали от людских страстей и цивилизации парнишка со своими родителями.

Оджан

Из Барнаула мы выдвинулись рано утром. Ехали часа три с половиной до Белокурихи, потом еще полчаса проселочной дороги, потом дорога закончилась – дальше лес. Здесь нас и встречал наш «найденыш».
Разваливаться история об «алтайском маугли» начала сразу же, как только мы добрались до места. Местная жительница Маргарита Котова, которая обнаружила парнишку в одиночестве в лесу, когда мы поговорили с ней позже, несколько поправила нас:
- Скажу только, что семью эту я знаю давно – года с 2000, хорошие люди. Им помогали многие. А тут парень один остался. Разница же есть, то ли семья, то ли один парень в лесу. И родители исчезли. Вот я и привела его в прокуратуру, мол, помогите парнишке родителей найти.
К тому же, мы ожидали увидеть забитого, недалекого парнишку с тяжелой судьбиной. Но Оджан (так представился паренек) просто убил наповал своей открытостью, доброжелательностью, если хотите, аристократическими манерами и красивой правильной речью. А еще парень был одет очень опрятно: в белую рубашку, темные брюки и туфли! Это в лесу-то! И рад он нам был, словно самым дорогим гостям.
Мы спускались узкой тропой по крутому склону и засыпали нашего нового знакомого вопросами. Он же с улыбкой и охотно рассказывал о себе и родителях.
- На этом месте мы живем два года. Это второй наш дом. Я тоже помогал его строить. А раньше жили Усть-Коксинском районе Республики Алтай. Чем занимаюсь? Да все в заботах о хозяйстве. У нас ведь есть несколько больших огородов. На одном растут овощи, на другом картошка и капуста. Собираем грибы, ягоды, а потом их продаем. На это и живем. Кроме того, папа пишет картины. Их тоже продаем, - солнечно улыбается Оджан. – Я вот тоже начал писать и продавать потихоньку свои работы. А еще я много читаю, мне нравится фантастика. Но когда я прочитал исторические романы Дюма, это было года два назад, они понравились мне больше. «Королева марго», «Черный тюльпан»… Но все же, основное время стараюсь больше писать картины, чтобы практиковаться.
Оджан немного задумался и продолжил:
- Потому что только своим трудом человек должен жить. К этому меня приучали с малых лет родители. Они у меня хорошие. До 90-х годов мама работала  в музыкальной школе, по классу баяна в селе Алтайское Алтайского района. Родители меня читать и писать учили. Читал все: книги, учебники, даже университетские учебники по физике, химии, математике. Я не исключаю вариант заочного обучения в вузе. Вот только предпочитаю не технические науки, а живопись. Моя мечта - быть таким же танантливым, как отец.
Но все будет только после того, когда у меня появятся документы.
- А что твое имя означает?
- Когда я родился, мои родители увлекались индийской культурой. Так что Оджан - индийская транскрипция английского имени Джон, а по-русски Иван. А на языке фарси, на котором говорят в Индии, это имя означает «Великая душа».
- Ну а родители-то твои где?
- Теперь дома, - снова улыбается. - Накануне мы поспорили, как говорится, не сошлись в мировоззренческих вопросах. Меня отправили в город по делам, а сами оставили записку о том, что желают мне счастья и уходят. Просят не искать их, потому что все равно не найду. Написали: «Мы уходим по тропам, только нам известным».
На следующий же день парень позвонил полицию попросил разыскать родителей. Даже и подумать не мог, что они автостопом поедут на родину отца в Приморье, взяв с собой на продажу несколько отцовских картин. Оджан подумал, что родители пошли в Горный Алтай, где жили в 90-х. И забеспокоился: подумал, что там им бы сложно было выжить. Поэтому и обратился за помощью к полиции.
- Нашлись родители через 2 месяца и 10 дней, - кажется, что улыбка не сходит с лица парня совсем. - Когда родители вернулись домой, то рассказали, что жить в Приморье невозможно: уж больно высока криминогенная обстановка, все изменилось в худшую сторону.

Берлога
Так за разговорами мы добрались до места обитания отшельников. Признаться, мы все же думали, что встретят нас угрюмые, нет, скорее суровые люди. И ошиблись… Хозяева, как и их сын, очень приветливые, вежливые и дружелюбные, люди встречали нас как добрых знакомых - с открытыми улыбками и душами, что называется, нараспашку.
Пригласили в «дом» - небольшую землянку метров семи-десяти. Строение из досок и пенопласта, боковой стеной с печкой уходит в земляной склон. Окошки затянуты полиэтиленом. Электричества в «доме» нет. Комнатушку освещают парафиновые свечи. В одной маленькой комнатушке и дровяник, и спальня, и кабинет-мастерская хозяина, и кухня со столовой.
Как оказалось хозяин - Александр Наумкин 58-ми лет, художник, писатель (автор эзотерических книг. – Прим. авт.). Его жене Елене Корневой – 47, в прошлом она преподаватель музыки.
- Как же вы тут живете в такой глуши? Скучно ведь! – искренне недоумеваем мы.
-Ну что вы! – смеется хозяин. – К нам люди приезжают иногда. Правда, давно уже это было в середине двухтысячных. А сейчас мы и сами выходим в город. Пешком до Белокурихи три часа. Но можно и на газели добраться из соседней деревни Ульяновка. Сына мы до 18 лет не отпускали к людям. А когда он стал совершеннолетним, сказали: «Ты теперь взрослый и сам должен решать, что делать».
На печке в кастрюльке что-то варится. Вокруг темно и тихо.
- А ушли от цивилизации почему?
- Не захотели жить в этом мире. А потом и возвращаться было некуда: в 90-х все сбережения сгорели. Вот мы и ушли жить в лес подальше от этого общества. Продали домик и ушли, - рассказывает Александр. - Сказать, что мы живем вне цивилизации, нельзя. - У каждого в семье есть сотовый телефон, есть почта электронная. Ею пользуемся, когда приходим в город к знакомым. Есть у нас и радио. Правда радийные частоты оно ловит плоховато, а вот звук телеканалов - отлично. Поэтому и новости слушаем, и разные передачи, и даже фильмы «смотрим».
- Например, один из любимых которые я только слушал - «Титаник», - говорит Оджан. - Надеюсь, что когда-нибудь посмотрю его.
- Елена, а как же так получилось, что у Оджана нет документов? – обращаемся мы к хозяйке землянки.
- Когда наш мальчик родился, в ЗАГСе сказали: «Где рожали там и регистрируйте его». А рожала я его сама, дома. Тогда мы жили в Усть-Коксинском районе. Вот в таком же доме. Между прочим, таких семей много.
- А почему из Усть-Коксинского района вы перебрались в Белокуриху?
Напоследок спрашиваем у Оджана:
- Жениться-то планируешь?
- Сначала нужно встать на ноги, начать зарабатывать деньги, - рассуждает парень. - А потом можно и о браке подумать. Мы подумываем перебраться ближе к цивилизации, но, все же, остаться за городом.
Оджан искренне считает, что к шуму, бензиновым выхлопам, озлобленности людей, его родители точно не привыкнут.

Послесловие
Как заверили нас в прокуратуре, ни о каком жестоком обращении с ребенком, или ответственности родителей речи нет.
- Наступление ответственности возможно только в том случае, если какие-то последствия для ребенка наступили. Первое, что приходит в голову, – жестокое отношение. Но мы такими фактами не располагаем, - пояснил Роман Фомин, прокурор Белокурихи. - А вот документы парню выправить надо. В конце октября все вопросы с документами будут решены.

Ноу-хау

Отшельники Наумкины лечатся чудо-прибором
Александр уверяет, что это его изобретение.
Особая гордость хозяина дома – изобретенный им прибор, которым он лечит свою семью. Похожий на медный, конус, длиной около 25 сантиметров – для лечения кожи, внутренних органов. И пятисантиметровая трубочка для лечения ушей и носа.
- Как назвать мой прибор, я пока не придумал. До того, пока не изобрел его, болел сильно и часто. А теперь вот к врачам вообще не обращаюсь с 1985 года. И семья моя тоже. Когда сын болел, этот прибор тоже применялся. И реально помогало. И простуду лечим, и ожоги легко снимаются. Если даже сильный ожог, применяю это утройство. После применения место ожога не болит, быстро заживает. Или, например, обморожение. Обычно наблюдается посинение кожи. А применяя эти устройства, обморожение полностью снимается, и кожа не страдает. Если желудок заболит, или что-то не то съем, вставляю его так (вставляет в брюки), и быстро снимается боль в желудке, в кишечнике или печени. Лечу ушные прострелы, зубную боль. Хотя разрушение зубов этим прибором предотвратить невозможно. Тут нужна традиционна медицина.
- Из чего же сделан этот чудо-прибор?
- Это «сложная схема» - специалисты меня поймут. Раскрывать тайну изобретения не стану, скажу только, что в изобретении этого прибора мне помогли научные работы Николая Козырева (физик, астроном, доктор физико-математических наук, автор теории физического времени.  – Прим. ред.). Когда я задумался над проблемой физического времени и стал рассматривать устройства, с помощью которых, так скажем, можно манипулировать физическим временем, то убедился, что это действительно помогает и лечит. Все дело в физике - при снятии статики, заболевание легко побеждается самим организмом. Это моя теория. Больше рассказывать не буду.
Наш корреспондент не удержался и приложил прибор к животу, руке, горлу. Ничего. Никаких ощущений. Может потому, что ничего не болело?

Комментарий ученого
«Официальных публикаций на этот счет нет»
Мы попросили Элеонору Чуклину, член-корреспондента Российской академии энергоинформационных наукоценить изобретение Александра Наумкина:
- Такие приборы, которые останавливают время, возвращают время к исходной точке, замедляют его течение, замедляют старение человека, то, что есть в аномальных зонах, пытались изобрести многие ученые, но результатов, по крайней мере опубликованных, обнародованных официально я не встречала. Есть пример электромагнитных массажеров, которые дают электромагнитные излучения, которые совпадает по частоте с каким-то органом человека, если это над головой, то с ритмами мозга. Такие приборы пытаются создавать. Если прибор имеет наконечник, то это как игла, конечно, больших размеров, и из нее вытекает импульс. Это может быть и статическая энергия. Если учесть, электромагнитные поля, которые имеет Земля, то вероятно что-то Наумкину удалось. Но еще раз повторюсь, официальных публикаций на этот счет нет.




Год назад со мной произошла история, которая в очередной раз заставила задуматься о нашей власти. Если вкратце, то произошло следующее. Я ставил счетчики на горячую и холодную воду. По закону опломбировка этих счетчиков производилась тогда бесплатно (не знаю как сейчас). Горячую воду мне, на удивление, сделали как полагается. Но с холодной начались жёсткие проблемы:

водоканал просто отказался ставить пломбу без оплаты 200 рублей. Я перепробовал многие способы от упрашивания до ругани, но сволочи всё равно стояли  на своем. Более того, на их стороне была наша же председательница ЖКХ.

Окончательно отчаявшись, я решил попробовать необычные методы: отправил жалобу через сайт roszkh.ru. И что бы вы думали? спустя 2 недели мне посыпались звонки от людей всевозможных мастей, включая мэра города! Мне говорили, чтобы я больше не беспокоился, обещали, что всё исправят. Наша председательница просила сходить куда-то и написать заявление, что я претензий не имею. На бумажную почту приходило несколько конвертов в стиле: "Ваша жалоба получена и обрабатывается". В итоге всё опломбировали по закону - т.е. без денег.

Если честно, я был на какое-то время счастлив. Но это было грустное счастье. Я просто не понимал, почему люди, имеющие реальную власть и деньги, не создают подобные проекты, направленные на улучшение жизни граждан? Я не понимал и не понимаю, как можно хаять человека, создавшего хотя бы даже один такой проект? Ладно кремлёвские продажники - с ними всё понятно, но ведь и среди обычного народа, живущего на один оклад, находятся искренне считающие, что Навальный (а именно он создал РосЖКХ) - засланец запада. ОК, допустим это правда, он действительно хочет развалить нашу страну, и делает небольшое добро, чтобы завлечь людей... Но, вашу ж мать, почему политики-патриоты не делают этого добра??? Получается, что враг народа приносит больше пользы, чем наши избранники, у которых в руках все рычаги.